Читать в Яндекс.Ленте
 
 
« Август 2019
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 
 

Американский Тартюф. Часть 2. Частные тюрьмы и Halliburton

Частные тюрьмы и Halliburton

«Великий и ужасный» теневой правитель США оказался банальным коррупционером

Продолжение. См. также:

Частные тюрьмы Дика Чейни

Складывается впечатление, что Чейни поставил себе целью создать параллельное частное государство, приносящее прибыль не в казну, а лично ему. Частной армии американскому вице-президенту показалось мало. Для полноты ощущений и собственного бумажника он обзавелся и собственными частными тюрьмами.

18 ноября 2008 года в Техасе большое федеральное жюри присяжных вынесло вердикт о наличии признаков преступления в действиях вице-президента США Дика Чейни и бывшего генерального прокурора США Альберто Гонсалеса. Присяжным было представлено обвинительное заключение прокуратуры графства, инкриминирующее Чейни организацию преступной группы, виновной в унизительном обращении с заключенными в частных тюрьмах. Большое жюри в графстве Уилласи (Willacy County) долины Рио Гранде (Rio Grande Valley), располагающейся недалеко от американо-мексиканской границы, признало, что Чейни «наживается на лишении человеческих прав и свобод заключенных», как гласит копия обвинения, полученная агентством Reuters.

В обвинении говорится о приводящем к Чейни «денежном следе», согласно которому вице-президент обладает правом собственности в компаниях Vanguard Group и Geo, владеющих долями в ряде частных тюрем на юге Техаса. Бывший генеральный прокурор США Гонсалес обвиняется в «воспрепятствовании ходу расследования по делу о правонарушениях», таких как драки и нападения на заключенных в частных тюрьмах. Администрация Чейни отказалась прокомментировать случившееся. «Мы не получали никаких обвинений. Я не могу комментировать то, что мне неизвестно», – заявила представитель Чейни Меган Митчелл (Megan Mitchell).

В обвинительном акте, который утвердил окружной прокурор Хуан Герра (Juan Guerra), приводится ссылка на дело некоего Грегорио Де Ла Роза (Gregorio De La Rosa), погибшего 26 апреля 2001 года в частной тюрьме округа Уилласи. По словам членов большого жюри, «их очень опечалило» принятое решение, но «так как они любят свою страну», у них не было другого выбора, кроме как предъявить Гонсалесу и Чейни обвинение. Со своей стороны, адвокат Чейни, Теренс О’Доннел (Terrence O’Donnel), скромно заявил, что Чейни не осуществлял прямых инвестиций в занимающуюся тюрьмами компанию GEO, а просто, как самый обычный рядовой американец, случайно «вложил деньги в инвестиционный фонд», средства из которого перетекли затем в нехорошую фирму. Остается только гадать, поверит ли американское правосудие такому объяснению.

Сладкоежка с большим аппетитом

Однако самые большие деньги Чейни заработал на прямом расхищении бюджетных средств, связанном с деятельностью печально известной компании Halliburton. В американском бизнес-фольклоре есть такая поговорка: «Самый вкусный пирог – бюджетный». Вице-президент оказался сладкоежкой с аппетитом, достойным Книги рекордов Гиннеса. Полное описание не слишком изобретательных, но очень эффективных схем по обкрадыванию американских налогоплательщиков потребовало бы издания отдельной книги. Поэтому мы попытаемся изложить лишь некоторые эпизоды из практики Halliburton, расположив их в хронологическом порядке для удобства прокуроров, которые пожелали бы воспользоваться плодами наших трудов при подготовке обвинительного заключения.

1992 годBrown&Root, дочерняя компания Halliburton получает от Пентагона гонорар размером 9 млн долларов за подготовку засекреченного отчета о том, в состоянии ли частные компании (такие как сама Brown&Root) осуществлять материально-техническое обеспечение американских войск в зонах потенциальных военных действий по всему миру. Дик Чейни в это время являлся министром обороны. Вскоре после представления этого доклада Пентагон предоставляет Brown&Root пятилетний подряд на материально-техническое обеспечение инженерных войск армии США. По оценке GAO (General Accounting Office – Главное бюджетно-контрольное управление США) за время военных действий на Балканах Brown&Root получили по этому контракту порядка 2,2 млрд долларов.

1995 год – Дик Чейни покидает пост министра обороны и становится во главе Halliburton Co – одной из крупнейших компаний в нефтяной индустрии. Он будет возглавлять компанию с 1996 года по октябрь 1998 года и с февраля по август 2000 года. В этот период Halliburton призналась в нарушении законов США о торговле с Ливией. Компания продала полковнику Каддафи шесть генераторов нейтронных импульсов (устройств, которые могут быть использованы в составе детонаторов для ядерного оружия). За это она была оштрафована на 3,8 млн долларов.

1997 год – Государственная компания OPIC (Overseas Private Investment Corporation – Корпорация частных иностранных инвестиций) предоставляет Halliburton «страховку от политических рисков» в размере 200 млн долларов для разработки газовых месторождений в Бангладеш. Дочернее предприятие Brown&Root (теперь именуемое KBR – Kellog, Brown & Root) начинает крупный «Каспийский проект» под эгидой Международной Азербайджанской Производящей Компании. Это происходит, несмотря на санкции Конгресса, запрещающего оказывать помощь Азербайджану, обвиняемому в нарушениях прав человека. Индонезийский антикоррупционный надзор включил KBR (инженерно-строительное подразделение Halliburton) в список из 59 компаний, использовавших коррупционные методы для заключения сделок, в том числе сделок с семьей бывшего президента Сухарто.

Несмотря на действие закона о санкциях в отношении Ирана и Ливии, Halliburton продолжала действовать в Иране. GAO (Главное бюджетно-контрольное управление США), контрольный орган Конгресса, установил, что KBR существенно завысила цифры в выставленном армии США счете, связанным с работой компании в Косово. В отчете GAO говорилось, что компания использовала гораздо больше оборудования и работников чем это на самом деле было необходимо для уборки офисов, энергообеспечения и резервного электропитания военных баз. Также было установлено, что в счет была включена цена в 86 долларов за один лист фанеры (использовавшейся при строительстве военных баз), учитывая, что их закупочная цена составляла 14,06 долларов за лист. Результатом этого отчета стало досрочное расторжение контракта с KBR. Некоторое время спустя компания вновь получила подряд, но случилось это лишь в 1999 году.

1998 год – Под контролем Чейни проходит слияние Halliburton с Dresser Industries, одной из компаний, помогавшей Саддаму Хусейну в восстановлении нефтяной инфраструктуры после первой войны в Персидском заливе, несмотря на экономические санкции против Ирака. Halliburton через две дочерние компании совершила в Ираке сделок на сумму 23 млн долларов.

1999 годKBR вновь получает военный контракт (впервые с 1997 года) на материально-техническое обеспечение тыла армии США на Балканах, сумма контракта – 180 млн долларов. Компания также работает над крупными контрактами по созданию инфраструктуры нефтедобывающей промышленности в Бразилии и Нигерии для таких компаний, как Chevron, Petrobras и Shell. У нее также имеется контракт на 200 млн долларов с Chevron и их партнерами в анклаве Кабина (Ангола), где компания обслуживает более 330 нефтяных скважин на 30 нефтяных месторождениях, где добывается 8% импортируемой в США нефти.

2000 год: август – Чейни покидает пост генерального директора Halliburton для участия в предвыборной кампании Джорджа Буша в качестве вице-президента. Компания выдает ему выходное пособие в размере 33,7 миллионов долларов.

Октябрь – в теледебатах с Джо Либерманом Чейни заявляет, что «правительство не имеет ровным счетом никакого отношения к финансовому успеху Halliburton.

В ходе предвыборной кампании Буша–Чейни Артур Андерсен, генеральный директор компании Halliburton (позже осужденный за уничтожение важных документов во время расследования Комиссии по ценным бумагам), пожертвовал в их предвыборный штаб 145 650 долларов. Это был 5-й по величине вклад. Кен Лэй (Ken Lay), генеральный директор Enron пожертвовал 113 800 долларов. Позже по указанию Чейни он назначал членов Федеральной комиссии по управлению энергетикой. Насколько объективным был этот выбор – остается лишь догадываться.

Дик Чейни осваивает свой «Клондайк»

К этому моменту прихода Чейни к власти и его избрания на должность вице-президента Halliburton становится крупнейшей многоотраслевой компанией, занимающейся вопросами энергообеспечения, строительства и обслуживания с ежегодным доходом 15 млрд долларов, штат состоит из 100 тысяч работников, компания имеет 7 тысяч клиентов в более чем 120 странах.

2001 годKBR получает от Военно-морских сил США контракт стоимостью 300 млн долларов на осуществление материально-технического обеспечения. Он включает в себя такие услуги, как приготовление пищи, строительство, энергообеспечение и топливные перевозки. Вице-президент Чейни назначается координатором крупного проекта NEPDG (National Energy Policy Development Group – Группа разработки национальной энергетической политики). В рамках проекта Чейни проводит ряд встреч с главами крупнейших нефтегазовых компаний. Конгрессмены Джон Динджелл (John Dingell) и Генри Уоксман (Henry Waxman) запрашивают информацию о составе участников встреч и обсуждаемых вопросах, но получают отказ, после чего эту информацию затребовала GAO.

KBR заключает с Пентагоном контракт о материально-техническом обеспечении армии сроком на 10 лет. Этот контракт, известен как LOGCAP (LOGistics Civil Augmentation Program – Программа по увеличению гражданского участия в обеспечении тыла). Контракт не имеет ограничения по стоимости, его ценообразование происходит по принципу «цена плюс издержки плюс вознаграждение». Он представляет собой контракт на неопределенную сумму. Это означает, что у правительства отныне есть неограниченные по времени и бюджету полномочия посылать KBR в любую точку мира для выполнения гуманитарных и военных операций за любое вознаграждение.

2002 год, февраль –  KBR выплачивает 2 млн долларов штрафа в связи с делом о завышении счетов на обслуживание и ремонт Форт Орд в Калифорнии (ныне закрытой военной базы). Возбужденное в Сакраменто дело содержит обвинения в подделке счетов на 224 заказа, имевших место в период с апрель 1994 года по сентябрь 1998 года – в то время, когда Чейни руководил компанией.

27 февраля: Газете The New York Times удается установить личность одного из визитеров вице-президента Чейни, встречавшегося с ним 8 февраля 2001 года – им оказывается Роберт Эллисон-младший (Robert J. Allison Jr.), председатель совета директоров Anadarko Petroleum. С этой компанией Halliburton ведет бизнес с 1959 года. The New York Times также сообщила, что Линн Чейни, жена вице-президента, являлась директором и владельцем крупного пакета акций Pacific Resources – энергетической компании, осуществившей слияние с Anadarko в 2000 году. При этом слиянии Линн Чейни получила акций на сумму от 250 000 до 500 000 долларов.

Март – прессе удается установить имена 22 представителей нефтяных и газовых компаний, встречавшихся с Чейни. 19 из них входят в список 25 крупнейших в энергетической индустрии спонсоров Республиканской партии. В их число входят Enron, ExxonMobil, BP Amoco, Anadarko Petroleum, Shell Oil, Chevron, Barbour, Griffith & Rogers (компания, чьи руководители Эрик Борджен (Eric Burgeon) и Брайан Каннингем (Bryan Cunnigham) входили в предвыборный штаб Джона МакКейна). Комитет по юридическому надзору и GAO возбуждают уголовные дела против Чейни, отказавшегося предоставить список участников Национального энергетического совета. В феврале 2003 года GAO прекратит свое дело после угрозы со стороны республиканцев урезать их 440-миллионный бюджет.

Май – The New York Times обвин  обвинила Halliburton в искусственном завышении стоимости своих акций в промежуток между июнем 1999 года и маем 2002 года и частом завышении сметы при строительстве объектов. На основании этих заявлений Комиссия по ценным бумагам начала собственное расследование. В то время бухгалтером компании работал уже известный нам Артур Андерсен. Несмотря на многочисленные расследования и вскрывшиеся факты мошенничества, Halliburton продолжала получать миллиардные контракты от государства.

Июнь – всего через месяц после этого расследования KBR получает 22-миллионый заказ на тыловое обеспечение военного лагеря в Узбекистане. Президент Ислам Каримов обвиняется в это время в нарушениях прав человека и убийствах своих политических оппонентов. Это первый контракт KBR в рамках программы LOGCAP и «войны с терроризмом». Halliburton ставит в известность своих работников о том, что пенсии и выходные пособия будут уменьшены, чтобы платить за слияния и приобретения компании.

Июль-август – Установлено, что за то время, что Чейни был генеральным директором Halliburton, число дочерних компаний в оффшорных юрисдикциях выросло с 9 (в 1995 году) до 44 (в 1999 году). Одна из этих дочерних компаний – Halliburton Products and Services Ltd – зарегистрированная на Каймановых островах, использовалась для обхода санкций, запрещающих торговлю с Ираном. В то же самое время, федеральные налоговые отчисления Halliburton удивительным образом упали с 302 млн долларов в 1998 году до 85 млн долларов в 1999 году.

За один только 2002 год KBR получила от государства за свои услуги 1,3 млрд долларов. Эти услуги включают в себя 115-миллионный контракт на проектирование и строительство комплекса посольства в Афганистане; 37,3-миллионный контракт на строительства 816 камер для содержания заключенных в Гуантанамо Бэй на Кубе и 2 млн долларов на укрепление американского посольства в Узбекистане.

2003 год, март – Конгрессмен Генри Уоксман начинает расследование факта заключения контракта Инженерными войсками США, без тендера, тайно, но зато с KBR, на тушение пожаров на нефтяных вышках в Ираке. Сумма контракта – 7 млрд долларов и подразумевает дополнительный гонорар исполнителю до 7% от общей суммы (490 млн долларов). Задание и контракт были отданы без тендера и уведомления Конгресса еще 8 марта, однако об этом стало известно лишь 24 марта. Контракт имеет открытую дату завершения и оценивается по системе «цена плюс издержки», означающей, что исполнителю гарантированно возмещаются издержки и он получает определенный процент от контракта в качестве прибыли. Позже стало известно, что контракт подразумевает не только тушение нефтяных пожаров, но и обслуживание нефтяных месторождений. В ответ на вопросы Уоксмана администрация ответила, что «устраивать тендер на это строго засекреченное задание среди других подрядчиков было бы пустой тратой сил. Только Kellog, Brown & Root Services достаточно компетентна, дабы выполнить контракт в кратчайшие сроки» и, что «ни один другой подрядчик не удовлетворял условиям заказа». Многие другие квалифицированные компании подавали заявки, но не были допущены до процесса распределения. Боб Грэйс (Bob Grace), президент GSM Consulting, обращался в Пентагон, чтобы получить информацию о доступных контрактах, однако 30 декабря 2002 года получил от Министерства обороны письмо, в котором говорилось, что «еще рано рассуждать о том, что может произойти, если в регионе внезапно начнется война». Но это случилось спустя месяц после того, как штаб Инженерных войск США начал переговоры с Halliburton о возможности тушения нефтяных скважин в Ираке и месяц спустя после того, как Министерство обороны передало соответствующий контракт Halliburton. На самом деле KBR просто продала контракт другим компаниям: Boots & Coots International Well Control Inc. и Wild Well Control Inc, которые и тушили пожары в Ираке.

Тысячи сотрудников Halliburton работают бок о бок с вооруженными силами США в Турции и Кувейте в рамках контракта стоимостью порядка миллиарда долларов. KBR также занимается обеспечением операций в Афганистане, Джибути, Грузии, Иордании и Узбекистане. Общая стоимость контрактов полученных KBR с начала действия программы LOGCAP составляет приблизительно 830 млн долларов.

8 мая – Halliburton признает факт передачи взяток нигерийскому правительству в размере 2,4 млн долларов в обмен на налоговые льготы.

30 мая – двадцать акционеров подают групповой иск, обвиняя Halliburton в фальсификации отчетности в период правления Чейни. Компания выплачивает 6 млн долларов в рамках мирового соглашения с истцами.

14 сентября 2003 года – в передаче «Встреча с прессой» на телеканале NBC Чейни заявляет: «С тех пор как я оставил руководство компанией Halliburton и стал вице-президентом, я избавился от всех своих связей с компанией, теперь у меня нет с ней общих финансовых интересов». В это время он получает от компании жалование в размере 150 000 долларов в год и владеет 433 333 неиспользованными опционами на приобретение акций компании.

Декабрь 2003 года – DCAA (Defense Contractor Audit Agency – Агентство проверки оборонных подрядчиков) еще при предварительной проверке подтвердило, что Halliburton и кувейтская компания Altamnia завысили цену транспортировки газа, импортируемого в Ирак как минимум на 61 млн долларов. KBR назначила цену 2,64 доллара за каждый галлон, транспортируемый в Ирак, в то время как другие участники тендера на транспортировку газа предлагают в два и более раза низшую цену. DCCA ранее уже просила главного инспектора Пентагона провести расследование по поводу этих наценок и заявила, что контракт был отдан Altamnia при очень странных обстоятельствах.

Григорий Тинский
RPMonitor

Страниц : 1
Опубликовано: 16.01.09 • Просмотров: 3140  Печать    К содержанию    Вернуться назад  Наверх
Введите слово для поиска
 > Разделы статей
 
Главная Новости Галерея Статьи Наверх

Copyright Shloder © 2006 - 2017
Danneo CMS
Яндекс.Метрика